Поиск по этому блогу

Жидкое сокровище деревни Уату

8 марта 2015 г.

Не могу сказать, что являюсь беззаветным любителем пива: скорее всего, я — вялый сезонный потребитель. Сезонный — значит летний. То есть, нет ничего лучше, чем бокальчик (в крайнем случае, бутылочка) холодного лагера в невыносимо жаркий день. Или, опять–таки, бокальчик (в крайнем случае, бутылочка) полутёмного, а лучше красного, а ещё лучше тёмного эля или, вообще замечательно, стаута вечером такого же невыносимо жаркого дня.

Можно попить пивка и в другие сезоны при встрече с друзьями–приятелями, за неспешной беседой если, конечно, совершенно не лежит душа к более основательным напиткам (бывает и такое!). Тут уж никуда не деться от стаутов (предпочитаю Beamish,, можно и Murphy's или, уж в крайнем случае, — Guinness)

А тут, образовались у меня две бутылки бельгийского монастырского эля (см. фото справа) — редкая добыча в наших краях: бельгийское пиво обычно ассоциируется только с Leffe (для меня — Leffe Brune! Однозначно!).

Экспресс–изучение истории пивоварения в Нижних Землях показало, что основной «направляющей и вдохновляющей силой» в этом процессе является монашествующий орден траппистов. В XI веке из ордена бенедиктиинцев, одного из старейших христианских орденов, выделились цистерианцы или бернардинцы, а в XVII веке уже из бернардинцев выделились упомянутые ранее трапписты. Любопытно, что каждое разделение объясняется недовольством наиболее ревностных блюстителей веры и аскезы по поводу отхода основной массы братии от изначально строгих монастырских уставов. Ещё более любопытно то, что трапписты, которые, по идее, должны были стать образцом строгости и аскетизма, широко известны, главным образом, своими достижениями в бельгийском пивоварении: хмельной напиток как–то слабо ассоциируется с воздержанностью, смирением и молчаливостью. Впрочем, монахи молятся по 11 часов в день…

Бельгийские монастырские пивовары сформировали собственную пивную систему, со своей классификацией и организацией. Если продукт траппистов в общей систематизации относится к крепким элям, то монахи подразделяют его на простые, двойные и тройные. Существует, правда, ещё и «четверное» пиво (Quadrupel), но это, скорее, маркетинговый ход околомонастырских дельцов.

Происхождение терминов «двойное» (Dubble или Double) и «тройное» (Tripel или Triple) тоже сформировалось из названий некоторых сортов–марок пива, и в настоящее время отражает количество солода в сусле по сравнению со стандартным траппистским «простым» (Einkel или Simple). То есть, солод закладывается в количестве в 2–3 раза большем, чем обычно и напиток получается в 2–3 раза плотнее, ну, и крепче. Вот примеры:

А ещё существует классификация, в некотором смысле, хулиганская, которая, тем не менее, отображается на этикетках: простой эль, а иногда и двойной, именуется «священником» (Pater), двойной или тройной — «приором» (Prior), а четверной — «аббатом» (Abt). По старшинству и по ранжиру, то есть, по рангу и по жиру. Логика понятна: священники в разных приходах имеют разную толщину, да и в монастырях жизнь течёт по–разному: в одних — приоры в два обхвата, а в других — в три, зато аббаты — везде в четыре.

Мне, как уже понял наблюдательный читатель, достался продукт торговой марки «Св.Бернард из Уату» — двойной «приор 8» и четверной «аббат 12». Вообще–то, эта пивоварня выпускает и тройной эль (с зелёной этикеткой), но он в компанию к моим приору и аббату не попал: наверное, потому, что не имеет сана — просто St. Bernardus Tripel, безо всякого церковно–монашеского звания. Но тогда почему в наборе отсутствует «священник» — St. Bernardus Pater 6, кстати, тоже тёмный двойной эль? Загадка…

Цифры в названиях элей являются ещё одной бельгийской классификацией напитка, позаимствованной, в своей основе, у англичан. Обозначают они вовсе не крепость (хотя числа и могут, в некоторых случаях, совпадать с процентным содержанием алкоголя в объёме), а характеризуют относительную плотность сусла по сравнению с водой.

Относительной плотностью (по сравнению с водой) называется отношение плотности раствора к плотности чистой воды. Естественно, что для воды значение относительной плотности равно 1,000. А вот, например, для исходного сусла, из которого варится пиво «приор 8» относительная плотность составляет 1,080 (сусло в 1,08 плотнее, чем вода).

Вот так и получается число в названии эля:
(<относительная плотность сусла> — <относительная плотность воды>) × 100
то есть, (1,08 - 1)×100=8.

Вы уже догадались какая относительная плотность была у сырья для варки пива «аббат»?

Деревушка Watou, пригород Поперинга (центр хмелеводства Бельгии), Западная Фландрия, находится фактически на границе с Францией и, несмотря на небольшое количество жителей — около двух тысяч человек — располагает двумя пивоварнями. Строго говоря, этот эль не может претендовать на гордый титул траппистского пива, поскольку сварен за пределами монастыря святого Сикста, хотя и по монастырским рецептам. Поэтому, продукция этой пивоварни с 1992 года не содержит ссылки на какую–либо связь с траппистами — именно в том году закончился срок действия тридцатилетнего договора и лицензии монастыря Св.Сикста в Западном Влетерене (Westvleteren, тоже неподалёку от Поперинга) с коммерческим пивоваром, а продлевать его монахи отказались.

Вторая достопримечательность деревни Уату — пивоварня ван Эйке (van Eecke, также известная как «Пивоварня Золотого льва») на производство траппистского пива не претендует, варит бледные эли, но тоже намекает на их монастырское происхождение (правда, без конкретизации). Выдерживается и разливается «ванэйкевское» пиво на другой пивоварне «Леруа» (Leroy или Het SAS), что в деревеньке Бузинге. Отношения у этих двух броварен очень тесные, на зависть родственным, можно сказать, «не разлей вода» (вернее, «не разлей пиво»).

Но славное дело пивоварения в монастыре траппистов святого Сикста в Вест–Влетерене продолжается, и варится там настоящее траппистское пиво, причём такое, которое считается лучшим в мире — четверной эль («аббат») Westvleteren XII крепостью 10,2% (см. фото слева) по версии RateBeer, хотя рейтинг BeerAdvocate отводит этому элю одиннадцатое место (и это весьма неплохо в Top250). Вот бы его попробовать! Думаю, оно наверняка имеется в меню кафешки «De Vrede», что расположена напротив монастыря и о которой упоминают «пивные» путешественники.

Кстати, созданная в 1997 году частная Международная траппистская ассоциация сформулировала требования к продуктам (сырам, пиву, вину и т.п.), относящимся к категории траппистских. Что касается требований к пиву, то напиток должен быть изготовлен в стенах траппистского монастыря или самими монахами, или под их наблюдением, пивное производство должно быть вторичным и соответствовать деловой практике, принятой в монастыре (молитвы, всё–таки, должны быть для монахов важнее!), пивоварение не должно преследовать получение прибыли, а получаемый доход используется только для покрытия жизненных потребностей братии, ремонта и содержания зданий и земли, (всё, что останется направляется на благотворительность и помощь нуждающимся), деятельность пивоварни подлежит мониторингу для обеспечения безукоризненного качества конечного продукта.

Но вернёмся к началу повествования. Доставшийся мне «аббат» (четверной эль, 10% алкоголя) занимает 53–ю позицию у BeerAdvocate и замыкает Top50 у RateBeer. Это вам тоже не хухры–мухры! Специалисты говорят, что траппистские эли с возрастом–выдержкой только прибавляют во вкусе, а на моих бутылках указан срок годности — начало 2018 года. Подождать, что ли, хотя бы пару лет (например, до Нового 2016 Года) чтобы уж насладиться так насладиться, до упора. Кто это там ехидно хихикает?! Ну, в общем–то, смешливость оправдана: ну, кто ж вытерпит, буду пить почти сразу (шутки шутками, а дегустацию удалось оттянуть более, чем на два месяца: проявил, так сказать, железную волю).

Единственное, что я заставил себя сделать в этой ситуации — начать дегустацию с двойного эля, того, который должен быть по–проще.

«Приор» — пиво, которое следует смаковать безмятежно, с полным осознанием того, что это — подлинное удовольствие

Именно так утверждает информационный блок на контрэтикетке бутылки эля St.Bernardus Watou Prior 8 (на самой верхней фотографии справа этот двойной эль отличается красной этикеткой).

Господь свидетель — предпринял я безуспешную попытку сфотографировать (в целях последующей публикации) фирменный бокал, наполненный фирменным пивом, но время было уже вечернее и уж очень сильно пить хотелось. В общем, ни места для съёмки, ни достойной композиции, ни времени я не нашёл. Поэтому придётся глубокоуважаемого читателю положиться только на текстовое описание: насыщенный тёмно–коричневый цвет напитка и бокал непрозрачен на просвет (чуть плотнее и темнее, чем Вествлетерен XII на картинке вверху слева). Вкус… Ну, не мастер я живописать вкусовые тонкости, поскольку не очень–то их ощущаю: мне ближе и роднее общее, синтетическое впечатление от напитка — пива, вина, джина.

«Пивас» очень напоминает более привычный Leffe Brune (они ведь оба «двойные»), но вроде бы, поплотнее. Кроме того, дегустация проводилась не путём задумчивого полоскания ротовой полости с последующим выплёвыванием содержимого этой полости (то есть, не по–барски, не эстетствуя сверх меры), а посредством быстрого смачивания вкусовых рецепторов во время жадного глотания, можно даже сказать, «всасывания со скворчанием» (© А. и Б.Стугацкие). А поскольку крепость напитка приближается к вину, то всосанное количество «вставило» довольно быстро и вполне конкретно. И, сначала захорошело, а потом стало вообще хорошо!

Пить «Аббат» — значит пить из глубины житейских удовольствий

На взгляд, на вкус и «на нюх» особых отличий «аббата» от «приора» я не обнаружил: всё так же пымкнула бутылка корковой пробкой при открывании, на манер шампанского, и содержимое пляшки предприняло робкую, но безрезультатную попытку попереть пеной из горлышка — вотще! Употреблённый «четверничок» (это уже подключается моя собственная классификация), вследствие своей крепости, только усугубил благодушное настроение и позитивность восприятия всей, без исключения, окружающей среды (вернее, это было воскресенье, а не среда), достигнутые на этапе дегустации «двойничка».

Замеченное отличие между двумя элями заключалось в том, что после употребления селёдочки — дегустация напитков осуществлялась во время семейного ужина — четверной эль начисто перебивал рыбное послевкусие, что не может характеризовать его иначе, как положительно — у «приора» не получалось эффективно превозмогать вкус солёной Clupea.

впервые статья была опубликована 19 октября 2014 года

Комментариев нет:

Отправить комментарий